Подробнее о проблемных активах

Проблемы исполнительных действий в РФ

[13.10.2010]


Проблемы исполнительных действий в РФ

Автор: Ю. Чурилов.
Источник - 
http://kmcon.ru/main/articles/jurist11/jurist11_3669.html.

Сегодня в России исполнительное производство не выполняет в должной мере возложенные на него обязанности. В 2009 г. процент взыскания сумм по исполнительным документам не превысил и 40%, и дело здесь не только в уровне квалификации приставов. Основная причина кроется в очевидных концептуальных пробелах Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве в РФ", а также, как ни странно, в лояльности самих судей, рассматривающих жалобы на бездействие приставов.

Поспешишь - людей насмешишь?

Согласно ст. 4 Закона одним из принципов исполнительного производства является принцип своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. С учетом этого ч. 1 ст. 36 данного Закона содержит норму о том, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены приставом в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Более того, в соответствии с ч. 8 ст. 36 Закона истечение сроков совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения не является основанием для прекращения или окончания исполнительного производства, как это было предусмотрено ранее действовавшим законодательством.

Вместе с тем Закон не содержит требований о том, с какой периодичностью пристав должен совершать исполнительные действия в случае, если решение суда не удалось исполнить в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Поэтому на практике во многих случаях по истечении двухмесячного срока исполнения пристав не предпринимает повторные исполнительные действия до тех пор, пока взыскатель не обратится с жалобой на его бездействие. Полагаем, что по смыслу ч. 1 ст. 36 Закона пристав должен проводить повторные действия, необходимые для исполнения исполнительного документа, с периодичностью раз в два месяца, поскольку именно этот срок является оптимальным для исполнения.
Кроме этого, в ст. 38 Закона предусмотрено право пристава отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения по собственной инициативе на срок не более 10 дней, но не указаны основания для этого. В постановлении об отложении исполнительных действий должна содержаться лишь дата, до которой откладывается исполнительное действие, и не более того. Практика применения указанной нормы показывает, что приставы иногда откладывают исполнительные действия на срок более 10 дней без указания причин.

С принципом своевременности совершения исполнительных действий тесно связан принцип полноты исполнения, который, к сожалению, не нашел отражения в Законе, а закреплен в ст. 12 Федерального закона РФ от 21.07.97 N 118-ФЗ "О судебных приставах". Указанный принцип подразумевает необходимость совершения всех возможных с точки зрения закона исполнительных действий для исполнения решения суда, а не только тех, которые пристав посчитал необходимыми выполнить. Однако в ряде норм Закона говорится, что пристав вправе совершать исполнительные действия (ст. 64), обращаться в регистрирующий орган для регистрации права собственности имущества должника (ст. 66), выносить постановление об ограничении на выезд должника за пределы РФ (ст. 67).

Этим пробелом на практике пользуются приставы, которые оправдывают свое бездействие по совершению определенных исполнительных действий отсутствием соответствующих ходатайств взыскателя.

Бесправный взыскатель

Согласно ст. 4 Закона один из принципов исполнительного производства - принцип уважения чести и достоинства гражданина. Правда, не совсем понятно, почему законодатель выбрал именно эту категорию, ведь согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Поэтому в основу исполнительного производства должен быть положен принцип обеспечения прав и законных интересов взыскателя и должника. Именно об этом идет речь в ст. 13 Закона о судебных приставах, согласно которой пристав не должен допускать ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

Между тем на практике взыскатель является не только потерпевшей стороной, но и самым бесправным лицом в исполнительном производстве. В качестве примера рассмотрим, как реализуются основополагающие права взыскателя на заявление ходатайств и на участие в исполнительных действиях (ст. 50 Закона).
В первом случае Закон вообще не устанавливает правил и сроков, предусмотренных для разрешения приставом ходатайств, в том числе содержащих требования взыскателя о производстве каких-либо исполнительных действий, предоставлении возможности ознакомления с материалами исполнительного производства.

Что касается права на участие в исполнительных действиях, то согласно ст. 24 Закона лица, участвующие в исполнительном производстве, должны извещаться об исполнительных действиях. Однако на практике данные действия, как правило, проводятся в отсутствие взыскателя со ссылкой на то, что он каких-либо ходатайств об участии не заявлял. Результат в таких случаях предсказуем - все заканчивается актом об отсутствии у должника имущества. В отличие от ГПК РФ и АПК РФ, в которых извещение лиц, участвующих в деле, является обязанностью суда, а нарушение этой обязанности влечет отмену судебного решения, в Законе не предусмотрены правовые последствия такого неизвещения. Полагаем, что это неправильно и нельзя рассматривать извещения и вызовы в исполнительном производстве как технические правила делопроизводства (см.: Постатейный комментарий к Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" / Под ред. О.В. Исаенковой // СПС КонсультантПлюс, 2008).

Руки прочь от должника!

К числу принципов исполнительного производства, направленных исключительно на защиту интересов должника, ст. 4 Закона относит принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, а также принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, на практике реализуется путем применения норм ст. ст. 79, 101 Закона и ст. 446 ГПК РФ. Полагаем, что запрет в ст. 446 ГПК РФ на обращение взыскания на жилье должника является необоснованным. Например, должник живет в многоэтажном особняке, а взыскатель не может получить долг в несколько тысяч - разве это не абсурд? Необходимо, чтобы доля должника в жилом помещении подлежала реализации с обременением, предусматривающим право проживания должника в жилом помещении.

Отметим, что в ст. 446 ГПК РФ не содержится, как в ранее действовавшем законодательстве, перечня "предметов обычной домашней обстановки". Толкуя это положение, приставы относят к предметам "обычной домашней обстановки" телевизоры, холодильники, компьютеры, видеомагнитофоны, кухонные комбайны. Разве все это необычно? При этом чем больше у должника в квартире зарегистрировано членов семьи, тем больше имущества необходимо им для существования.

Принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения заключается в том, что все применяемые в процессе исполнения меры принуждения должны быть адекватны требованиям, содержащимся в исполнительном документе. Вместе с тем на практике нередко встречаются ситуации, когда у должника имеется лишь имущество, значительно превышающее сумму долга. В этих случаях закон допускает возможность обращения взыскания на имущество, стоимость которого превышает сумму задолженности.
Возможность обращения взыскания на указанное имущество вытекает из положений ч. 12 ст. 87 и ч. 6 ст. 110 Закона, предусматривающих выплату должнику разницы между суммой, вырученной от реализации арестованного имущества, и суммой задолженности по исполнительному документу.

Однако Закон не определяет, в какой именно срок после возбуждения исполнительного производства пристав должен воспользоваться этой возможностью. Да и окажется ли в наличии имущество у должника спустя определенное время после начала исполнительного производства?

Вот типичный пример: сумма долга - 50483 рубля, в обеспечении иска о наложении ареста на грузовой автомобиль, прицеп и два легковых автомобиля должника судом отказано и постановлено наложить арест на имущество по месту жительства должника в размере, не превышающем сумму долга. В итоге арест накладывается на имущество стоимостью 5000 рублей, а размер ежемесячных удержаний из заработка должника по судебному решению составляет 1500 рублей ежемесячно, но при этом должник продолжает оставаться собственником дорогостоящего автомобиля (см.: Архив мирового судьи судебного участка Фатежского района Курской области за 2009 г. Дело по иску Т. к Л. о возмещении ущерба, причиненного ДТП).

А исполнитель-то судебный!

Статьями 50, 128 Закона закреплено право стороны исполнительного производства на обжалование действий (бездействия), постановлений пристава. Когда последняя капля перевешивает чашу терпения взыскателя, все стороны исполнительного производства и сам пристав оказываются в суде. И в этой ситуации в психологическом и процессуальном плане приходится сплотиться:

  • приставу, доказывающему правомерность своего бездействия с помощью представителя - юриста УССП;
  • должнику, приводящему тысячу причин, по которым невозможно исполнить решение суда;
  • судье, предоставляющему приставу возможность восполнить пробелы исполнительного производства.

В случае, когда взыскателем обжалуется бездействие приставов, судьи нередко предоставляют им возможность восполнить пробелы исполнительного производства и совершить до принятия решения все необходимые исполнительные действия, на несовершение которых указывает в заявлении взыскатель. В итоге в обосновании отказа в удовлетворении заявления суд указывает, что требования взыскателя удовлетворены в добровольном порядке. Факт несвоевременного совершения исполнительных действий обычно оправдывается судом со ссылкой на то, что данное обстоятельство не нарушило прав взыскателя, поскольку какого-либо имущества у должника не появилось и на момент судебного разбирательства (см.: Архив Промышленного районного суда г. Курска за 2008 г., гр. дело по заявлению С. к ССП САО г. Курска, Архив Кировского районного суда г. Курска за 2010 г., гр. дело по заявлению Ш. к ССП ЖАО г. Курска). Неслучайно по статистике в 2009 г. в РФ было удовлетворено лишь 6,9% заявлений о признании незаконными действий (бездействия) приставов (см. сайт Федеральной службы судебных приставов РФ http:www.fssprus.ru/dod809.html).

Зачем суду разделять позицию пристава, ведь именно судья в первую очередь должен быть заинтересован в исполнении вынесенного им же решения?

Во-первых, с точки зрения психологии судопроизводства отказать в иске, заявлении гораздо проще.

Во-вторых, признание незаконными действий (бездействия) пристава, как и любого другого должностного лица органа госвласти, требует от судьи определенного мужества, поскольку он также является представителем госвласти.

Наконец, в-третьих, судья не несет никакой ответственности, кроме моральной, за неисполнение решения, которое он вынес.

Подведем итог: на сегодняшний день государство, рьяно оберегая интересы должников, подрывает к себе доверие законопослушных граждан, которым остается обращаться за решением суда к криминальным элементам общества.

 

Материалы по теме
Наши партнеры
РискИнфо Оценка залогового имущества BEintrend.ru. Финансовый и инвестиционный анализ предприятий Риск академия Издательство Главная книга