Факты и тенденции в части нарушения прав МП в СПб

Факты и тенденции в части нарушения прав малых предпринимателей
в Санкт-Петербурге

[16.08.2011]

 

Факты и тенденции в части нарушения прав малых предпринимателей в Санкт-Петербурге

Автор: Алексей Третьяков, Председатель Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка

Нельзя отрицать, что в стране вообще и в Санкт-Петербурге в частности делаются определенные шаги в части содействия развитию малого предпринимательства — в первую очередь это касается ряда федеральных законов и средств, выделяемых на финансовую поддержку. Однако в целом эти меры имеют достаточно низкую эффективность, т.к. в их основу положен знаменитый принцип Марии-Антуанетты («если у них нет хлеба, пусть едят пирожные»), а локально причины неэффективности могут быть сформулированы следующим образом:

  • охват различными программами поддержки незначительной (как в численном, так и в отраслевом выражении) части предпринимательского сообщества;
  • второстепенность (по отношению к нуждам малых предпринимателей и общественным интересам) указанных программ поддержки;
  • фактический саботаж «на местах» здравых инициатив федерального центра и федеральных законов, принимаемых в целях поддержки и развития малого предпринимательства.

 

С другой стороны, накопившиеся за последние годы многочисленные факты нарушений прав малых предпринимателей позволяют с достаточной степенью уверенности утверждать, что это — отнюдь не локальные ошибки конкретных чиновников; напротив, явно просматривается не только системность подхода, но также единство целей и задач и даже — стандартизированные технологии.

Наиболее тяжелое положение сложилось в наиболее многочисленной отрасли — сфере мелкорозничной торговли, подвергаемой системному уничтожению в течение последних пяти лет. За этот период были выпущены и реализованы специальные постановления Правительства Санкт-Петербурга, приведшие к уничтожению:

  • остановочных павильонов с торговым блоком (около 1.600 шт.);
  • торговых объектов малых предпринимателей в зоне ответственности метрополитена (около 2.000 шт.);
  • комплексов (зон) мелкорозничной торговли (из имевшихся 880 КМРТ к августу 2011 года их оставалось 162; даже если принять очевидно заниженную среднюю численность КМРТ в 50 предпринимателей, уничтоженными оказываются не менее 35.000 торговых точек). Таким образом, без всяких оснований с точки зрения общественных интересов уничтожено не менее 40.000 торговых объектов малых предпринимателей, что в совокупности (владелец, не менее двух продавцов, бухгалтер, экспедитор и др.) лишило работы не менее 200.000 граждан.

За эти годы органы власти отработали технологию уничтожения торговых объектов малых предпринимателей, своевременно внося в нее коррективы по мере изменения законодательства. Поясню по пунктам.

  1. До недавнего времени широко практиковались постоянные проверки со стороны различных контролирующих органов. Поставившие вроде бы этому заслон изменения в федеральном законодательстве, направленные на защиту прав предпринимателей в ходе контрольно-надзорных мероприятий, проблему ослабили, но до конца не решили: в ход пошел сценарий под названием «письма трудящихся», позволяющий проводить внеочередные проверки. Надуманность и ангажированность многих подобных писем, инициированных местными чиновниками, настолько очевидна, что более чем в половине случаев органы прокуратуры согласия на проведение внеочередных проверок не дают. Однако все равно этот вид чиновного оружия свою поражающую способность в основном сохранил.
     
  2. Очень действенным методом борьбы с малыми предпринимателями является процедура предоставления в аренду земельных участков для размещения временных сооружений (торговых объектов) и включающая в себя:
    ● адресные программы размещения объектов (АП). Исходные АП формируются районными администрациями по собственному усмотрению (учет мнений предпринимателей не обязателен), отраслевые же комитеты (КГА, ГИБДД и пр.) могут лишь сократить (но не дополнить!) это список. Отсутствие же места для размещения торгового объекта (пусть и стоящего много лет) в АП является основанием для принудительного выселения (ликвидации, сноса);
     малые сроки действия договоров аренды земельных участков (год, редко — три), по истечении которых, в соответствии с действующим законодательством, арендодатель (КУГИ) может без объяснения причин в судебном порядке потребовать выселения (и правоприменительная практика здесь складывается не в пользу предпринимателей; известны, хотя и трудно доказуемы, неоднократные факты давления на судебные органы со стороны чиновников);
     избыточное и необъяснимое с точки зрения общественных интересов присутствие на всех этапах длительной процедуры предоставления земельных участков районных администраций. Так, известны вопиющие случаи, когда отраслевые комитеты отзывали свои согласования под давлением районных администраций (например, КГА отозвал свое согласие на размещение КМРТ «Салют» (С.-Петербург, Петроградский район, Чкаловский пр., 20) на 3-хлетний срок письмом от 12.01.2010 №1-1-794/5, аргументировав это категорическим несогласием Петроградской районной администрации, изложенным в ее письме от 12.01.2010 №3-58/10).

    Изменения, внесенные в городскую нормативно-правовую базу постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 03.03.2010 №215 и направленные на исключение районных администраций из процедуры предоставления земельных участков в аренду, до конца проблемы не решают, т.к. в ряде ключевых точек процесса за главами районов «право вето» все-таки сохраняется.

    Надуманные и не обоснованные ни законодательством, ни здравым смыслом ограничения на размещение объектов мелкорозничной торговли, в т.ч.:
     на «основных магистралях»;
     по площади (торговля — не более 150 кв.м., автосервис — не более 400 кв.м. и др.);
     по ассортименту (запрет на реализацию ряда товаров, в т.ч. подакцизных; при этом данная мера затрагивает только малых предпринимателей, т.к. к расположенным там же предприятиям сетевой торговли эти меры не применяются).
     
  3. Внесудебное отключение от инженерных сетей естественных монополистов (водоснабжение, электричество и др.). Кроме паралича в работе (если электроснабжение еще можно заменить электрогенераторами, то без воды и канализации, например, предприятия общепита по требованиям Роспотребнадзора вообще работать не имеют права), в зимний период это означает фактическое уничтожение ряда сетей (в первую очередь — водопроводных) ввиду размораживания.
     
  4. Применение органов охраны правопорядка для блокирования торговых объектов. В значительной мере этот способ применяется для психологического давления, однако, когда привлекаются спецподразделения полиции, он оказывается достаточно эффективным.
  5. Применение мер уголовного преследования к малым предпринимателям. Ширится практика возбуждения в отношении предпринимателей уголовных дел по ст.315 УК РФ («злостное неисполнение решения суда») в случаях «несвоевременной» самоликвидации торговых объектов (подобные дела возбуждены в отношении нескольких руководителей Хасанского рынка, и ряд попавших в подобную ситуацию предпринимателей получили аналогичные предупреждения от «компетентных органов»).

Таким образом, деятельность по уничтожению объектов малого предпринимательства строится по классической логике боевых действий.

На первом этапе проводятся изменения в городском законодательстве, показывающие бесперспективность дальнейшей деятельности. Все это подкрепляется пропагандистской работой на уровне районных администраций, объясняющей бессмысленность любого сопротивления и теоретически возможные бонусы от добровольной «сдачи в плен». По приблизительным оценкам, на этом этапе 60-70% малых предпринимателей прекращают борьбу за свои права.

На втором этапе в отношении оставшихся «очагов сопротивления» малого предпринимательства подаются судебные иски о выселении, а также принимаются меры по нарушению экономического функционирования в первую очередь путем организации многочисленных проверок с наложением штрафных санкций (зачастую по надуманным поводам). Неудачно для малых предпринимателей сложившаяся судебная практика, недостаток юридических знаний, дороговизна сопровождения судебных процессов, а также ограниченность морально-психологических ресурсов на этом этапе заставляют прекратить сопротивление еще 20-25% малых предпринимателей.

Третий этап осуществляется в отношении самых стойких, и сочетает в себе как активные атакующие операции, так и попытки полной экономической блокады с применением всего арсенала средств органов пропаганды.

В части пропагандистской деятельности используются подконтрольные СМИ, в которых формируется отрицательный облик как всей социальной группы («ларечники, торгаши, лавочники, торгуют «паленкой» и «контрафактом»), так и «особой зловредности» «целевых» малых предпринимателей. Используются диверсии в виде провокаций по реализации несовершеннолетним пива и табачных изделий. В пропагандистскую деятельность втягиваются подконтрольные чиновникам социальные учреждения (например, школы, детские дошкольные учреждения), а также зависимые социальные группы (пенсионеры, ветераны и др.).

В части экономической блокады осуществляется внесудебное отключение инженерных сетей, работа со всеми возможными контрагентами приговоренных к ликвидации малых предпринимателей с целью понудить к отказу от сотрудничества, а также блокирование торгового объекта от покупателей любыми способами — от ограждений заборами ввиду надуманных ремонтных работ на прилежащих территориях до привлечения полиции.

В части активных «боевых операций» применяется как активизация хозяйственных (арбитражных) судебных процессов, так и персональное давление на «лидеров сопротивления» в виде возбуждения уголовных дел по самым различным основаниям. Кроме того, после появления первых судебных решений в пользу органов власти (но до завершения всей процедуры обжалования) активно привлекается служба судебных исполнителей (это позволяют делать нестыковки в федеральном законодательстве).

В последнее время стала намечаться неприятная тенденция, связанная с участием в нарушении прав малых предпринимателей «Единой России». Начиная с осени 2004-го года (первая атака на малых предпринимателей в лице остановочных павильонов с торговым блоком) как практически все партии правого крыла, так и три из четырех представленных сегодня в парламенте страны («Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР) в разных формах и масштабах выступали в защиту прав малых предпринимателей — и только «Единая Россия» хранила нейтралитет. Однако, начиная с последних выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга (2007), по крайней мере ее городская организация начала активно поддерживать деятельность чиновников по нарушению прав малых предпринимателей. Так, например, в городской предвыборной программе «Единой России» был практически полностью скопирован печально известный приказ КГА №117 от 17.10.06, фактически запрещающий размещение торговых объектов малого предпринимательства в городе. В дальнейшем именно представитель фракции «Единой России» (Т.Мещеряков) предложил абсолютно неприемлемые критерии для городского закона о приватизации малыми и предпринимателями арендуемых у государства помещений. Известны случаи и персонального негативного участия функционеров этой партии в конфликтах (например, уже упоминавшийся КМРТ «Салют»). Недавние федеральные законодательные инициативы члена этой партии и члена Совета Федерации от Санкт-Петербурга В.Евтухова, формально направленные на ограничение реализации пива и табачных изделий, на самом деле направлены на нарушение прав малых предпринимателей путем фактического запрета на реализацию товаров указанного ассортимента только им и, соответственно, передела рынка в пользу торговых сетей.

Отмечу, что недавно вступивший в силу «Закон об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ» явился правовой новеллой для всей страны — кроме Санкт-Петербурга. Дело в том, что ст.10 Закона, определяющая порядок размещения объектов малого торгового бизнеса, фактически копирует сложившуюся за пять лет практику в Петербурге.


Таким образом, в ближайшем будущем можно ожидать широкого распространения отработанной в Санкт-Петербурге практики нарушения прав малых предпринимателей на всю территорию России.

Накопившиеся за 5 лет факты позволяют сделать выводы не только о целях и задачах, но и целевых группах, заинтересованных в ликвидации малых предпринимателей.

Так, уже очевидно, что массированная атака на всю отрасль предпринималась в интересах крупных торговых сетей в целях искусственного создания бесконкурентной среды. Также и системная ликвидация малой торговли в зоне ответственности метрополитена совпала по времени с проектами крупных девелоперов сетевых торговых центров по встраиванию наземных павильонов метро в упомянутые центры. Однако только интересами сетевой торговли происходящее объяснить сложно, т.к. в наиболее острых конфликтах современности первоначальный экономический интерес рейдеров уже не актуален. Так, например, претендовавшая на территорию Хасанского рынка британская сеть «Лента» давно построила свой магазин рядом, о пытавшемся захватить КМРТ «Салют» в 2005-м триумвирате фирм тоже не слышно, да и структурам О.Дерипаски проект реконструкции Апраксина двора не очень интересен. Тем не менее, возникает странная ситуация: как только малым предпринимателям удается отбиться от экономических захватчиков, на них особо пристальное внимание обращают органы власти, и начинается активное применение административного ресурса. Если добавить необъяснимое, на первый взгляд, активное участие в нарушении прав малых предпринимателей некоторых местных функционеров «Единой России», и то, что по ряду острых конфликтов со стороны чиновников приходилось слышать «это дело политическое», вполне можно выдвинуть гипотезу, сводящую воедино все эти труднообъяснимые факты. Суть ее в следующем: неудавшийся рейдерский захват показывает, что малые предприниматели обладают не только необходимыми для обороны организационными и финансовыми ресурсами, но также достаточно высокими морально-психологическими качествами и уровнем самосознания. Что, в свою очередь, позволяет их классифицировать уже не как подданных, а как граждан. Как известно, смысл слова «политика» — в умении договариваться об условиях взаимного существования — в семье, в коллективе, в городе, в стране, на планете. Разумеется, договаривающиеся стороны должны себя ощущать приблизительно равноправными (дико смотрится идея договора между рабовладельцем и рабами), в нашем случае это власть и граждане. Судя по всему, отдельные чиновники предпочитают иметь дело с поданными, а не с гражданами, почему всячески и препятствуют эволюции первых. Поскольку малое предпринимательство в силу особенности своей деятельности является очевидной точкой роста гражданского общества, оно и принимает на себя серьезный удар со стороны не желающих мириться с его появлением чиновников.

Полтора года назад я писал: «Таким образом, в рамках накопившихся фактов и сложившейся к весне 2010 года ситуации в области нарушения прав малых предпринимателей, можно сделать следующие выводы:

  • нарушения прав малых предпринимателей в Санкт-Петербурге носят системный и массовый характер, для этого созданы и отработаны эффективные технологии;
  • вполне вероятно, что в связи с разработкой федеральных законов на основе петербургского опыта («Закон о торговле») эти технологии будут широко применяться по всей стране;
  • причинами нарушения прав малых предпринимателей являются как экономические интересы олигархических структур и транснациональных корпораций, так и фактическое нежелание ряда представителей органов власти создания гражданского общества.

Таким образом, общий вывод может быть следующим: массовое нарушение прав малых предпринимателей имеет значительно более широкое значение, чем интересы указанной социальной группы, и стратегически ведет к серьезным деструктивным изменениям российских экономики и социума, в т.ч. серьезно затрудняя создание гражданского общества».

Увы, прогноз полностью оправдался — достаточно вспомнить нового мэра Москвы, который начал свою деятельность с попыток уничтожения мелкой розницы.

Можно ли дать какие-то рекомендации по борьбе с этим чиновным произволом? К сожалению, в рамках существующей парадигмы — практически нет. Государству, ориентированному исключительно на удовлетворение интересов немногочисленного правящего класса, «питающегося от трубы», малый бизнес объективно не нужен. На уровне же низового чиновничества он просто вреден: ведь малый бизнес — источник экономически самодостаточного среднего класса, который и о своих правах, и об обязанностях чиновничества напомнить может. А мелкие чиновники этого страсть как не любят, им попрошайки-крепостные много милее: и почести отдадут, и проголосуют за «правильную» партию. Есть у малой торговли (как и у еще ряда отраслей) и свой персональный враг — транснациональный сетевой ритейл. Малый бизнес создает конкурентную среду и, тем самым, мешает им извлекать сверхприбыли, и, следовательно, весь административный ресурс направляется на его уничтожение. Поэтому без изменения целеполагания государства, без переориентации главной цели с благополучия олигархов на благополучие народа на кардинальные позитивные изменения надеяться не приходится. 

Наши партнеры
РискИнфо Оценка залогового имущества BEintrend.ru. Финансовый и инвестиционный анализ предприятий Риск академия Издательство Главная книга